Восемь раз через Норвежскую границу.

Андрей Великанов, 29 Сен 2019

Если ехать на север от озера Инари (третье по величине в Финляндии), то в Норвежскую провинцию Финмарк можно попасть двумя дорогами – №92 на Нордкап, или Е75 уходящуюв сторону Киркинеса. Мы выбрали первый вариант, поскольку путь лежит через главный саамский город Карасийок расположенный на одноимённой лососёвой реке. Интересно что в этом городке работает саамский парламента.

В отличии от России, местные лопари имеют значительно больше прав, а уже про государственные дотации и говорить нечего. В Скандинавских странах саамский вопрос нынче успешно перетёк в туристические реалии с многочисленными музеями, магазинами и бунгало а- ля «дикая природа».

Честно признаться экспонатов в нашем Ревдинском краеведческом музее никак не меньше, чем в знаменитой Сииде из финского Инари, но из-за хорошей раскрутки и правильного позиционирования национального вопроса в умах современников, местный Лапландский центр посещает около 200 000 путешественников в год при цене вопроса в 8 евро со взрослой головы.

Пьяных лопарей в Карасийоке предостаточно, хотя ближайший винный магазин расположен в 80 км севернее, в городе Лакселв. Тут даже есть самая северная в мире винодельня, где варят 15 градусный «шмурдяк» из вороньей ягоды. Бутылка с гордым названием «Nordkapp» стоит 25 долларов, и эта кисловатая жидкость представляет из себя некоторое подобие чёрно — рябиновой настойки, только без сахара. Если честно – на любителя.

Дороги в Финмарке ничем не лучше, чем в Карелии, разве что машин поменьше, да ландшафты сплошь открытые – череда загадочных фиордов перемежается серыми каменными горбами сопок и многочисленными бляшками чистейшей воды горных озёр с кумжами, гольцами, а кое – где и самой настоящей глубоководной палией.

 

 

В Норвегии приобретение рыболовной лицензии иностранцем ещё проще, чем в Финляндии. В любом профильном спортивном магазине берёшь брошюрку с правилами, в конце книжечки прикреплён специальный бланк, который следует заполнить и оплатить в почтовом отделении. Ещё проще сделать всё по интернету — www.inatur.no.

Цена семейного разрешения на три дня в «безымянных» озёрах и речках – 185 крон, а в море можно ловить любыми снастями и вовсе без лицензии. Что норвежцы с успехом и делают. Бывают случаи, когда любители за выходные вылавливают до 25 тонн рыбы! В основном, конечно же ставными сетями. Поймана здесь и рекордная для Норвегии треска весом в 37.5 кг!

Практически в любом фиорде расположена морская лососеферма и повсюду сушатся сети, что явно говорит об основном направлении любительского рыболовства в этой части страны. В отличие от Финляндии, ко многим здешним озёрам без внедорожника не подъехать, а порою приходится несколько сот метров переть на горбу и лодку и мотор. Вот тут – то по-настоящему и понимаешь ценность надувных лодок и весовые преимущества двухтактников, ведь в таком раскладе нам приходится сделать до воды всего две ходки, ибо и лодку, и мотор я несу за два раза собственной персоной, Лена же тарабанит бензобак и снасти. Все озёра где мы мочили мушки или блёсны были расположены в непосредственной видимости магистральной дороги, но не было случая, что бы в течении первого часа рыбалки у ног не затрепыхались представители конопатой братии. Это были гольцы или кумжи, не очень крупные, максимум до полутора кило, но, если учесть, что иногда эта боевая персона садилась на лесочку 0.1 и граммовую блёсенку, то врать не стану – впечатлений и эмоций было как со львами на арене цирка.

В конце лета – начале осени, в Финмарке ещё полно комаров и мошки, а с Баренцева моря может налететь сильнющий дождь. В подобных сценариях лучше ночевать в коттедже. Однажды, мы случайно набрели на крохотный домик у ручья, хозяева которого за 75 евро отдали нам его в полное распоряжение и разрешили пользоваться продуктами, а сами сели в машину и уехали. Ключи надо было оставить следующим утром под ковриком. Хотя, как мы поняли, норвежцы уехали отсюда на неделю и можно тут было без боязни прожить ещё шесть дней.

Российско-Норвежская граница, проходит где по озёрам, где по речке Пасивик. Забавно, что с Норвежской стороны мы беззаботно могли дойти и до середины течения этой лососёвой стремнины, с нашей же это сделать простому смертному невероятно сложно, а иногда и опасно. Однажды мы с Леной после рыбалки сидели на берегу озера, когда по болотистым кочкам к нам прискакали два молодых норвежских пограничника.

— Что вы тут делаете? – Дружелюбно спросил один.

— Рыбу ловим. – Смущенно ответил я. – Разве не видно?

— Очень даже видно. – Засмеялся паренёк с автоматом. – Вы за последние три часа на своей лодке восемь раз пересекли государственную границу! Вот мы и пришли предупредить чтобы на российскую сторону вы бы не очень шастали. В прошлом месяце двух русских рыбаков ваши же пограничники арестовали. Так они потом сюда за машиной две недели возвращались.

Рыба тут предпочитает ярко жёлтые или красные цвета приманок, будь то воблеры или колебалки. Погода просто злобствует и к дождю и туману к вечеру прибавился шквальный ветер с Волной Ивановной на закуску. Тут ни и о каком нахлысте не могло быть и речи.

Когда вокруг вода 24/7, все хвалёные «гортексы» плачут холодными слезами и выжимать можно уже даже трусы. В этот вечер лодку с мотором мы устало бросаем прямо на безымянном озере и уезжаем сушиться в деревенский мотель за 40 км. Цены в Норвегии очень кусаются и домик на троих с натопленной сауной продаётся хозяином – капиталистом за 250 долларов в сутки. Не хочешь – ставь бесплатно палатку!

В Финляндии подобные случайные ночлеги стоили раз в 5 дешевле. И всё одно, несмотря на обжигающую сауну, досконально просушиться мы так и не успели, и одежда знатно парит внутри автомобиля.

На пограничном фиорде до 1920 года норвежцы и русские ловили рыбу совместными артелями о чём свидетельствовали хорошо сохранившиеся надгробия на местном кладбище где чаще всего можно было встретить фамилию Козырефф.

Из кумжи варим уху, крупных гольцов солим, а с десяток конопатых голов, присоединившийся к нам два дня назад Сергей Романов увозит с собою в Мурманск. По его словам, такой халявной красной рыбы в Мурманской области ныне и представить невозможно!

Ещё бы, на Кольском пограничники хорошо разбираются в тонкостях любительского рыболовства.