I love you Машиностроитель.

Андрей Великанов, 18 Ноя 2017

Все мы не вечны под Луной – однажды, даже самый здоровый из здоровых, обязательно почувствует явные признаки для срочного проведения профилактически – ремонтные работы своего организма, как говорили в старые времена, пора  отправляться на  «санаторно – курортное лечение». Желудок, позвоночник, нервная система – это самый маленький набор проблемных вопросов, что с годами накапливается в твоем жизненном походном рюкзаке.


В этом году мне попал в руки журнал «Индустрия туризма и культуры», где Анатолий Ковалев на все лады расхваливал санаторий «Машиностроитель», принадлежащий холдингу Гомсельмаш. Название, которое известно всем родившемся во времена СССР (первую плавку завод выдал в 1930 году).
Толю я знаю достаточно давно и после пяти минут телефонной беседы, сомнений уже не оставалось – мы едем в Белоруссию.

 
Тут стоит оговориться, что в последний раз эту страну я посещал 17 лет назад, а в санаториях ни я, ни Лена Отрадина не были вовсе. Прошлогодний заезд на два часа в крохотный Сурож, стоящий на Западной Двине прямо на границе со Смоленской областью, не в счет. Хотя даже тогда нас поразило качество дорог в империи «маркиза Карабаса», то есть батьки Лукашенко. Ведь на Смоленщине, в районе Велижа, было полное ощущение готовой натуры для картины Тарковского «Исход»- немецкие танки уже ушли, а наши ремонтные бригады еще не успели подтянуться.


Не сильно увлекаясь политикой, я все равно имел пару — тройку хорошо забитых в голову костылей об этой молчаливой и скромной соседке и ее бессменном руководителе почерпнутых из общедоступных российских источников. Белоруссия – страна, где нет свободы слова, а хитрый батька пытается усидеть на двух стульях, с одной стороны потягивая нашу нефть, с другой же активно заигрывая с Западом.

Не скажу, что это  оказалось 100% враньем, но где – то близко. Ведь никто в России не поясняет – для чего главный белорус все это делает. Впрочем, тут мы не станем рассуждать в том направлении — чтобы случилось, если бы сюда забрался Чубайс всея Руси и его команда. Белорусам повезло или нам, решать надо самостоятельно и без подзатыльников.
Заплатив на двоих 22 тысячи рублей за 11 санаторных дней, мы были готовы ко всем тяжким и веселым приключениям становясь героями пьесы «Back in USSR».


Уже в поезде Петербург – Гомель новоиспеченные «актеры» были приятно удивлены обслуживанием и радушием персонала. Не говоря уже о ценах в ресторане, где можно было заказать очень качественно приготовленные блюда национальной белорусской кухни, ведь состав обслуживался Гомельской бригадой. Цена вопроса также значительно отличалась от РЖД в правильную сторону.


Следующий шок – памятник постовому милиционеру на привокзальной площади и  живые цветы у монумента Ленину в центре города, ведь мы прибыли в Гомель 11 ноября, почти сразу за юбилеем Октябрьской Революции.


Деньги поменяли прямо на привокзальной площади (1 белорусский рубль примерно 30 наших) и на маршрутке №55 за «рупь с носа» поехали в Чёнки, где на старом русле реки Сож и расположен тот самый «Машиностроитель».

Ехать недолго – пол часа. Поселок старинный, с эклектической архитектурной мыслью, куда явно не заглядывали представители могилевской и витебской архитектурных школ. К Ивану Чонкину Владимира Войновича отношение не имеющий, но памятник эпическому герою самиздата шестидесятых тут есть. Хотя Нюра и тут имеется — живет на улице Зайцева без водопровода, с туалетом на улице, а в душ — раз в неделю к однокласснику. Минимальная зарплата в этой стране 140 долларов, особо не забалуешь.

— Как живешь Нюра?

— Да хорошо живу, нам многого не надо…
Еще в Питере я основательно потер с Ковалевым тему о пищеблоке.
— Мне хватало, — ответил Анатолий, согласно боксерской классификации всегда проходивший по тяжелой весовой категории, — правда нормального красного вина в Чёнках нет.


Зайдя в фирменный винный магазин в центре Гомеля, мы были поражены ценами на спиртные напитки – они начинались от 100 наших рублей, а очень хорошее испанское (Marques de Riscal, Rioha Basque Country) можно было приобрести всего за 300!
Питание в «Машиностроителе» пятиразовое (тут в одночасье в голове всплыло забытое с пионерских времен замечательное слово – полдник), плюс кефир на ночь. Причем меню можно выбирать самому – каждому отдыхающему выдается листок с перечислением вариантов завтраков – обедов – ужинов. Приблизительно по три варианта супа, гарнира, второго и салатов. Если не выпендриваться по поводу «Наполеона с коньячной пропиткой», то вполне достаточно на любой вкус и размер ЖКТ.


Назову лишь блюда местной кухни, что удалось попробовать за 11 санаторных дней:
Салат «Гомельчанка», салат «здоровье», яйцо фаршированное грибами, салат из птицы с грибами, суп перловый с грибами, суп молочный – затирка, борщ «Белорусский», суп пшеничный – крупеник, мачанка с блинами, драники с поджаркой и драники любительские, котлета «Несвиж», биточки «по белорусски», колбаски «по могилевски», поджарка из свинины по домашнему, морковные котлеты, капуста по домашнему, картофельные оладьи фаршированные мясом или рыбой, бризоль…
Все местное, без ГМО и консервантов. Вопросов импортозамещения, уничтожения санкционных продуктов, а также и мигрантов в Белоруссии не существует.
Номера в санатории двухместные с балконами и видом или на реку, или на сосновый бор.


Чистота в корпусах поразит даже толстопузого завсегдатая отеля «Negrescu” в Ницце. Не было дня, чтобы не встретить на этаже «тетю» со шваброй и ведром в руках. Все улыбчивы и разговорчивы, особенно, если начнешь гутарить «за жизнь». Ведь Белоруссия ни с кем не воюет, со всеми дружит, по — этому, Сирия с Крымом и Украиной тут никому особенно не интересна. Даже американская тема по местному ТВ звучит в позитивном ключе. По этому и путевки на отдых в Египет тут можно приобрести за 450 долларов (на 10 дней вместе с перелетом) и на Украину на автобусе съездить, местные говорят, там все товары дешевле чем в Гомеле.


По прибытию в санаторий вам необходимо побеседовать с врачом (лучше иметь при себе историю болезни), который выпишет вам комплекс реабилитационных процедур. Большинство из них бесплатно (грязелечение, физиотерапия, озокерит, фитотерапия, галотерапия, массаж, ингаляции).

Если учесть, что тут есть 20 метровый бассейн, сауна и тренажерный зал, то этого вполне достаточно. При желании можно прикупить процедур или медицинских услуг на полную катушку – от стоматолога до гинеколога. По российским меркам – копейки, 200 – 300 наших рублей за визит…
Я дополнительно взял живичные ванны по Залманову и гидромассаж, плюс мы с Отрадиной плотно подсели на кислородные коктейли (стоит чуть дешевле местного рубля) приготовленные на основе корня солодки.


Всем отдыхающим рекомендуют пить местную хлоридно – натриевую минеральную воду, поступающую в санаторий с глубины 400 метров.
Главное – не переборщить с лечением, иначе не останется времени и сил на бильярд, настольный теннис, ежедневную дискотеку или выступления эстрадных коллективов.


Очень улыбчивый и активный директор санатория — Наталья Звенигородская, так организовала процесс восстановления сил в «Машиностроителе», что если участвовать во всех мероприятиях, то в сутках не останется ни одной свободной минуты. Скучать тебе тут просто не дадут.


Повторюсь, в Российских санаториях мы никогда не были, но в  родных мед учреждениях конечно общались и с врачами, и с сестрами, и с регистраторами. За редким исключением, воспоминания не самые приятные, уже с порога чувствуешь – или с человеческими отношениями или же с самой медициной, в России не все гладко. Зато нынче в «Машиностроителе», непонятная машина времени словно переносит вас назад в СССР, когда доктор не смотрел сквозь тебя и не спешил поставить точку в карточке, а сестры с неподдельным интересом говорили на отвлеченные темы. Когда — то это называлось проявлением «загадочной русской души».


Во всяком случае именно так мы проводили сеансы грязелечения и теплолечения парафином с Тамарой Сапоговой и Наташей Назаренко. Массажист Вася Тихонов слепой, но какие руки у парня!
В СССР вас перенесёт и висящий на стене портрет зам директора Гомсельмаша по идеологической работе и социальным вопросам Ковалевича Н.Н., заводская многотиражка «Сельмашовец» выходящая по четвергам и субботам или билет на концерт отпечатанный «Отделом по идеологической работе, культуре и делам молодежи» Ветковского райисполкома.


«Машиностроитель» стоит на месте Чонковского Свято – Тихвинского монастыря, разрушенного большевиками в прошлом веке. Не будем углубляться в грустную историю, только отметим известный факт — намоленое место всегда помогает исцелению.


В свободное время (а это в первую очередь воскресенье) обязательно следует съездить в старую часть Гомеля, чтобы понять – это просто удивительный город.

  
Основанный в 1142 году как центр Гомельского княжества, неоднократно переходил под контроль окрестных князей, включая Игоря Святославовича – героя «Слово о полку Игореве». Потом долгие годы эти земли входили то в состав Великого Княжества Литовского, то были под крылом Речи Посполитой.


При разделе последней в 1772 году Гомель был конфискован в казну Российской Империи и спустя три года Екатерина II подарила его с окрестностями П.А.Румянцеву – Задунайскому. Затем Гомель достался его старшему сыну Н.П. Румянцеву, а после перешел к младшему – дипломату и заядлому картежнику С.П.Румянцеву. Последний, за неимением денег продал его в казну за 401 тысячу рублей.
Почти сразу дворцовую часть Гомеля выкупил И.Ф.Паскевич — Эриванский, которому уже Николай I в 1834 году подарил оставшуюся часть города.


Генерал – фельдмаршал Иван Федорович Паскевич (Светлейший князь Варшавский, граф Эриванский) успешно воевал за отечество начиная с русско – турецкой войны 1806 – 1812 гг и заканчивая подавлением Польского восстания (1831). «Варшава у ног вашего Императорского Величества…» — первые слова его депеши царю.
Единственный в отечественной истории полный кавалер орденов Святого Георгия и Святого Владимира. А также – обладатель самой большой в истории царской России разовой денежной награды – 1000000 рублей ассигнациями.
Усыпальница Паскевичей находится на берегу судоходной Сож, рядом с Румянцевским дворцом и Петропавловским собором. И парк и дворец и усыпальница достойны лишь восхитительный слов.


Интересен для посещения и музей криминалистики, где первые же стенды убеждают посетителя, что Гомель сто лет назад был очень еврейским городом. Правда «преступность» по музейной версии закончилась тут уже в конце прошлого века. И на все наши вопросы о современных криминальных буднях Гомельщины молодой экскурсовод отвечал очень уклончиво.


Что поделаешь – все, как в СССР, где официально не существовало организованной преступности ни тем более, проституции.  Может так в Гомеле и есть на самом деле?

За одиннадцать дней понять суть происходящего  в другой стране весьма непросто. Еще сложнее — делать выводы. И тут уже надо выбирать что тебе нужнее и важнее – здоровье, человеческие отношения или свобода слова. Тем более, что по большому счету, свобода большинству людей на Земле не нужна – она страшит неопределенностью и ответственностью за принятие решений. Так что может быть в чем — то и прав этот усатый «маркиз Карабас».


I love you «Машиностроитель» за прекрасно проведенное время, нечаянно соединившее лучшие воспоминания и ощущения из прошлого с прекрасным солнечным завтра. Именно так и будет у тех, кто не спешит и идет своей дорогой.