«Большеротая форель» Гавайских островов.

Андрей Великанов, 1 Дек 2017

«Отличная штука – искать пути в давно открытые страны».
Джошуа Слокам «Один под парусами вокруг света».

Высаживаясь в январе 1778 году на Гавайском острове Кауай, расположенном на 22 градусе северной широты, ровно посередине Тихого океана, опытный английский мореплаватель Джеймс Кук испытывал довольно смешанные чувства. С одной стороны, его жизненная философия не позволяла враждебно относиться к жителям заморских территорий, с другого же бока, у Кука ещё свежи были воспоминания как туземцы отравили рыбой – фугу почти двадцать членов экипажа его парусника, да и сейчас, что ни день, а с борта судна бесследно исчезали дорогостоящие предметы судового такелажа.


Добро пожаловать на вечно зеленый Кауай, где в начале 19 века стенами из вулканического туфа были обнесены и солидно обустроены три Российских форта – Елизаветы, Барклай и Александр. В те годы местный король Каумалеи искал защиты у могущественного заокеанского патрона в борьбе с враждебно настроенным Камехакмехи, окопавшимся в ста милях к югу, на острове Оаху. Кауайский царёк даже отдал всю провинцию Ханнелей в полное распоряжение служащего РАК  Георга Шеффера (Российско – Американская Компания, в 19 веке представлявшая интересы России на Американском континенте и по сути дела владеющая Аляской и Фортом Росс в Калифорнии). Это приблизительно 1/5 часть острова растянувшегося в тропических широтах на 50 км с запада на восток и 35 км с севера на юг. Шеффер тут же поменял название главной провинциальной реки на Дон, а сами владения «скромно» обозначил на картах Шефферталем.


Гавайские (по версии Кука – Сэндвичевы) острова во все времена имели важное стратегическое значение, поскольку расположены практически в центре бескрайних просторов Тихого океана, в 2500 миль корабельного ходу от ближайшей большой земли. Удобные гавани островов позволяли судам укрываться от штормов, производить ремонтные работы и пополнять запасы провианта и пресной воды.


К сожалению, Александр I не уделил должного внимания стараниям подчинённых всесильного губернатора Аляски Александра Баранова и уже к 1820 году, практически все русские поселенцы навсегда покинули остров Кауай. Чему, в первую очередь поспособствовали американские промышленники, вкусившие прелесть произраставших здесь фруктов, обильных урожаев на кофейных плантациях и солидных прибылей от продажи сандалового дерева.


Впрочем, знаменательный российский след на Гавайях случился и несколько позднее, когда в 1900 году первым американским сенатором от этих территорий стал Каука Лукини, он же уроженец Могилёва и бывший выпускник юридического факультета Санкт – Петербургского университета Николай Судзиловский. Но этот владелец крупной кофейной плантации, в прошлом революционер – народник, активно боролся против присоединения Гавайев к США, что естественно не могло гарантировать Судзиловскому спокойную плантаторскую жизнь, особенно после аннексии в 1898 году всего архипелага в пользу этого могучего североамериканского гегемона.


Теперь же Гавайские острова один из самых признанных курортов на Земном шаре – такой райской погоды и обилия превосходных пляжей, пожалуй не встретишь нигде в мире. В Гавайском архипелаге насчитывается более сотни разновеликих кусочков суши, в основном вулканического происхождения, но населены только 7 самых крупных островов. Гавайи — это штат США под номером 50.
Со всего света сюда слетаются серфингисты и фигуристые загоральщики в бикини, приезжают и кошелькастые рыбаки на морских рыбных хищников. Подтягиваются на Гавайи и бомжи со всей Америки. На многих пляжах можно встретить разномастных небритых философов в дырявых штанах и стоптанных штиблетах уже с утра задумчиво подкуривающих травку, по местному – пакололо, или потягивающих дешёвое баночное пиво Coors.
Из Европейской России до столицы островов – Гонолулу удобнее всего лететь через города западного побережья США – Лос – Анжелес, Портленд, Сиэттл, откуда последнее плечо на «Гавайских авиалиниях» составляет 5 часов лёту и около 450 единиц зелёных денег в оба конца. Наши дальневосточники успешно добираются сюда через Анкоридж или Пусан, самыми потаёнными тропками, как это делал Дерсу Узала. Отдых здесь на порядок дешевле нежели на Европейском Средиземноморье, но и в разы качественнее чем в Египте или Турции, всё равно что сравнивать яичницу – глазунью и котлеты по- Киевски в соусе из лисичек со сливками.


Любой настоящий спортсмен – спиннингист не даст соврать, что не единожды в жизни это странное увлечение сурово пересекалось с семейными интересами и традициями, когда милая сердцу супружница или просто любимая девушка из соседнего двора хотела культурно провести отпуск на пляже, а ты, отводя глаза в угол, пытался воспроизвести в лицах историю создания песни «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону…»


Скажу честно, лучшего «вазелина» в данном деликатном смысле я пока не встречал. На Кауайе можно славненько и без особой натуги переплести все партикулярные менуэты супружеского долга с безинерционной катушкой и хлёстким углепластиковым алгоритмом собственных фантазий.
Тут мы конечно не смотрим в сторону классической морской рыбалки. Ну смотрите правде в глаза, что за удовольствие вытащить на дорожку тунца или марлина, когда усатый режиссёр посадил тебя, точно болвашку – экспонат в мягкое кресло и вывез на белоснежном катере в условную точку «Жо».
На Кауае более 150 озёр и около 20 речек стекающих с невысоких, но практически неприступных гор, покрытых непроходимыми джунглями и колючими кустарниками.


Как говорят исторические кондуиты, ни обилия животных, ни хищных пресноводных рыб изначально на архипелаге не было. Зато нынче по острову вовсю бегают кабаны, горные козлы и олени, а в речках и водоёмчиках, обитают не только сомики, карпы и зубатые двухкилограммовые тиляпии, но и увесистые бассы – малоротый, большеротый, павлиний, и даже горная красавица — дикая форель!


Как всё это попало на острова, наверное, уже никто толком правдиво и не расскажет, но вот некоторые практические советы для достижения полнейшего семейного счастья вы получите, если конечно дочитаете до конца эти строки.
На собственном позвоночнике я давно убедился, что многие путеводители пишут люди ставящие перед собой коварную задачу окончательно запутать незадачливого путешественника. Вот и в этой экспедиции, по какому –то счастливому стечению обстоятельств нам досталась в прокат полно приводная малюсенькая Subaru, хотя в основательно проштудированной туристической книжке о Кауайе, обладание внедорожником приравнивалось к пустой трате денег. Спасибо случаю, но благодаря постоянно вращающимся четырем колёсам мы с честью вылезали из самых дурацких ситуаций, которые возникали практически ежедневно.


Про Кауайских бассов в интернете написано вполне достаточно и даже жирным шрифтом обозначен местный окунёвый гуру по имени Том Кристи. Но найти этого знатного гроссмейстера за 10 дней пребывания на острове, нам так и не удалось. Что впрочем, совсем не удивительно, ведь дня три кряду мы пытались выловить местного рыбинспектора для покупки любительской 10 долларовой лицензии на ловлю « пресняка».


Хоть мы находились на американской земле, но в этих южных широтах никто никуда не спешит, где аборигены в ежедневном жизненном распорядке и проявлениях просто педантично стремятся не нарушать внутреннего равновесия и гармонии со всем и вся..
Aloha! — Главное местное приветствие, что в равной степени можно перевести как – здорово, до свидания или люблю тебя милый друг. Так и живут.
Вот и теперь, Гавайцы лишь удивлённо разводили руками и мотали головой по сторонам в ответах на мои идиотские вопросы о правилах рыболовства – «лови ты сколько хочешь этих окуней и форелей, до пресноводных рыб на Кауайе никому дела нет, вот если будешь креветку или краба заготавливать…»


В самом крупном рыболовном магазине столицы Кауайя городе Лихуе, где как раз и выствлено чучело рекордного павлиньего окуня весом в 5 кг, по наущению местных жителей мною был приобретён 3 сантиметровый воблерок Daiwa Sc Shiner Suspended, имитирующий сеголетка тиляпии – основной кормовой базы островных окунёвых бестий.

Владелица магазина, работающего в этом самом месте с 1950 года про форелей ничего не ведала, что было видно по ассортименту на прилавках до отказу забитых «смычками и скрипками» исключительно в морском исполнении. Было забавно видеть, что основная «ружейная пирамида» вытянувшаяся вдоль прилавка состояла исключительно из троллинговых и сёрфовых удилищ, где присутствовало процентов 80 дубового пластика. Из других особенностей национального рыболовного колорита сразу отметил минимальное количество резины. Зато под стеклом ласкало глаз огромное разнообразие расцвеченных всеми цветами радуги плоских джиговых голов доходящих до самых невероятных размеров и даже внешне схожих со взрослой мышью. Ещё – бы, местные сёрфовые кастингисты умудряются вытянуть на берег каранксов более 50 кг весом, что по моему мнению, будет значительно больший подвиг, чем тунец в пол тонны с лодки. На Гавайях даже ведётся учёт счастливчиков поймавших каранкса с берега более, чем 100 фунтов весом. (1 фунт = 0.45 кг). С 1930 года этот рубеж преодолел 331 спортсмен, где рекордсменом считается Кал Брайт обуздавший в июле 1984 года 157 фунтового гиганта на соседнем острове Оаху.
Если ваш слух немного покоробило название административного центра Кауайя, то сразу оговорюсь, что лиричный гавайский язык состоит всего из 12 букв :a,e,I,o,u,h,k,l,m,n,p,w. Плюс многочисленные трудно воспринимаемые ухом лиазоны и ударения.


Внешне полинезийский говор довольно певуч, но на русский лад здесь достаточно много курьёзных названий и словосочетаний Например, на улице Пикаки мы однажды купили зажаренного на гриле «хули» ( специально промаринованного цыплёнка). Кстати, весь остров просто наводнён курами и петухами – врагов у них здесь нет и они вольготно расхаживают и несут яйца прямо по тротуарах и газонах любого населённого пункта. Название одного Кауайского водномоторного магазина и вовсе могу дать лишь в латинской транскрипции, но вы конечно же поймёте о чём идёт речь – «EpiSuzuki”.


Что бы окончательно ввести вас в лингвистические тонкости гавайского языка, скажу, как здесь называют рыбу – курок, считающуюся символом всего архипелага. Если хочешь считаться местным жителем, то имя надо произнести за две секунды:Humuhumunukunukuapuaa.
Что в дословном переводе значит – «Аккуратно складывающая части вместе, с носом, как у свиньи».
Путешествовать по Кауаю можно с палаткой, для этого оборудованы многочисленные и довольно комфортабельные стоянки, но за каждую ночёвку надо предварительно заплатить 6 долларов в администрации острова.


Если учесть, что в таких местах есть и туалет, и душ, то всё кажется тип топ, если бы не два «но». Первое было уже вкратце упомянуто выше – так называемые бездомные футуристические личности, круглогодично обитающие в подобных оборудованных за государственный счет богадельнях и второе — тропические дожди. Нас с Леной как раз таки угораздило провести пробную мокрую ночёвку, когда ощущаешь себя словно в огромной ванной — настолько много воды хлыщет с небес и она всё никак не успевает уходить под землю. В палатке все плавает и ты в том числе. Как потом оказалось, на Кауайе находится самое дождливое место на планете, где за год выпадает порядка 12 000 мм осадков.
Так же на острове повсюду разбросаны крохотные гостинички где можно найти весьма удовлетворительный приют начиная от 25 долларов за койку в пятиместном «финскоподобном» деревянном домике. Кухня с холодильником и довольно сносная посуда есть везде. Найти отдельный номер в гостинице дешевле сотни баксов не рассчитывайте, хотя подобные варианты имеются в загашнике местной туриндустрии. Правда, в таком прикупе, почти наверняка возможны встречи с постельными букашками и длинноусыми полинезийскими тараканами.
Карты – схемы окрестных дорог составляют самые настоящие вредители, а с дорожными указателями здесь просто труба. Про названия улиц я уже упоминал – запомнить все эти переплетающиеся «х» и «у» без подготовки невозможно и одна ошибка в слове из 20 букв может завести тебя совсем не в ту степь.


Форель на Кауайе обитает в горах в юго – западной части острова, так называемом каньоне Ваймеа, где протекает 30 километровая река с одноимённым названием, в которую в свою очередь вливаются десятка полтора порожистых, а после обильных дождей и даже очень полноводных притоков.
Лет сто назад из Калифорнии сюда были завезена дикая радужка, которая и благополучно размножилась в этих бесчисленных реках, речушках и ручьях. Насколько это есть та самая оригинальная микижа судить не берусь, уж больно её блондинистые мордасы смахивают на смесь высокогорной золотой и форели Кларка, в общем – то дальних родственников проходных американских стилхэдов и жилых микиж. Гавайцы особенно генетическими моментами не озадачиваются и на мой вопрос о видовой принадлежности трофея коренной житель острова после внимательного и всестороннего разглядывания снимка на «цифре» сразу сказал – Да это же обычная Гавайская «большеротая форель»!
Чем окончательно и поставил знак равенства между всеми популяциями спортивных пресноводных рыб обитающих на Кауайе.


Пробираться вдоль реки в тропическом лесу архисложно – то тут, то там лианы вперемежку с колючками образуют стену, почище питерских Крестов. Хороший нож здесь как дирижёрская палочка в руках у Гергиева. Ко всему прочему берег глинистый, измешанный кабаньими тропами, а после дождей еще и скользкий.

Из – за этих природных выкрутасов, моя рыболовная одежда состояла из специальных кроссовок для водного туризма фирмы Salomon и полотняных штанов из грубой ткани или же тонкого 1.5 мм неопрена – что бы легче обходить преграды прямо по открытой воде. Тут встречаешь лилии совершенно невероятного размера и оттенка. Пробираясь вдоль речки, ощущаешь себя в ботаническом саду, где воздух всегда наполнен сказочными запахами, необычайно сплетенными листьями и потаёнными желаниями. Именно в таких потусторонних картинах начинаешь понимать, как у японских эстетов развивается восприимчивое состояние ума, позволяющее художнику понять суть цветов. Японцы – частые гости на Гавайях, тут даже ценники в магазинах и в долларах, и в иенах.
Форель активно бодает только вращающиеся приманки менее трёх граммов и лишь на первой проводке, но плотно не садится и без подсака вывести этих светлоголовых пируэтящих балерин невероятно сложно. Самый удачливым в тот декабрьский день оказался нулевой Mepps с серебряным лепестком и одним зацепом с черной перьевой опушкой – почти нахлыстовая муха.


Немало навыков потребуется путешественнику и для забросов, тут чистый стадионный кастинг с постоянными элементами упражнения Аренберг – маятниковым забросом снизу, слева и справа. Проводка классическая форелевая, да и рыба стоит так же как и положено по Сабанеевской систематике – под порогами и за камнями. Мой Кауайский рекорд оказался около пол кило, хотя местные рыболовы уверяют что в озере Луа попадаются конопатые рыбины под самую верную трёшку.
Вообще в такие поездки самое путёвое брать трёхсекционные тревел – спиннинги.
Как было упомянуто выше, на Кауайе насчитывается более 150, а точнее 169 пресноводных резервуаров различной величины. Точного кадастра их практически не существует. Где бы мы не обнаружили хоть какое – то пресноводное блюдце и если могли к нему подобраться, то с первого же заброса спиннербейта следовала уверенная поклёвка. Другая песня – удавалось ли вывести рыбину. К несчастью лишь дважды мне в прикуп доставлася козырной марьяж, первый раз с малоротиком грамм на 400, в другой день уже с достойным большеротым противником поболее килограмма.
То ли мой скромный опыт в бассовом направлении, когда следовало дать некоторую паузу после поклёвки, или чрезмерный натяг шнура во время схватки, но раз за разом треклятые окуняги срывались практически в метре от ног.
Надо сказать, что в этой бассовой оперетте приходилось ходить исключительно в неопреновых трусах в воде выше колена. Что поделаешь, ведь нигде берега резервуаров не были оборудованы для ловли на искусственную приманку и остатки прежней роскоши вдоль кромки водоёмов справедливо подтверждали неопровержимый факт, что местный рыболовный «френд» промышляет исключительно на «мясо» в закидушечном исполнении.


В королевском рыболовном водоёме Алекоко, расположенном в пяти минутах езды от Лихуе на речке Хулеиа, где и насаживал в своё время на крючок червей Белорусско — Гавайский президент Судзиловский, нам с Леной порыбачить не удалось. Обильные дожди в южной части острова превратили не только пресноводные резервуары, но и все прибрежные воды в кофе с молоком бочковой заварки а ля «Ярославский вокзал» в Москве.
Удача сопутствовала нам в бывшей русской провинции Ханелей, на севере острова, где на каяке удалось обследовать пару речек сбегающих вниз с неприступных отрогов гор Макаена. Вообще в этой провинции восемь полноценных рек с весьма спокойным течением на которых есть где разгуляться заезжему спиннингисту или нахлыстовику.


В принципе, каяк можно арендовать и на месте, но мы притаранили с собой через моря и океаны Helious — 16 кг двухместный надувной борт чешской фирмы Innova.
Эта небольшая фирма уже несколько лет подряд занимает первые места в своей категории по мнению авторитетного американского издания «Sea Kayaker».
К сожалению, в РФ, справедливо считающейся в мире лидером по производству продаже надувных лодок, это рекреационное направление совершенно не развито.
Когда – то делал подобные надувные каяки Анатолий Герасимов из питерской фирмы «Лидер», но по каким –то причинам хорошее дело заглохло и отечественные байдарочники, а тем более рыболовы, идут как принято ещё с Владимира Ульянова «другим путём».


Обычная надувная лодка в таких экспедициях как черепахе скрипка, а вёрткий и манёвренный каяк в самый раз. На нём можно в буквально смысле просачиваться под лианами, удобно забрасывать блёсны и вываживать рыбу.
21 декабря нам удалось подняться вверх по Калихивай километров на пять, прямо до самых настоящих гремящих порогов, таких родных и естественных, что если бы градусов на 15 снизить температуру воздуха, а с берегов убрать банановые пальмы, то смело можно было себя ощутить на речке Ура под Мурманском.
Ни форелью, ни лососем, конечно здесь и не пахло, зато на Дайвовский полудохлый воблерок упорно клевали … каранксы! Не крупные конечно, зато настоящие бойцы!


Как эти морские хищники из семейства ставридовых забрались в Гавайские реки ума не приложу, но боролись плоскотелые идолы всегда отчаянно, а если для полноты картины представить в руках тонюсенький ультралайт, да надувной каяк впридачу , то смятение чувств во время вываживания порою доходило до холодного пота в ладонях и дрожи в коленках.
Местоположение каранксов в речке, стоящей на значительной после дождей прибыли, определить было не сложно, когда из воды с шумом и прытью вылетали с десяток меленьких серебристых рыбёшек, на которых они видимо устраивали охоту. Каранксы хищники стайные, не удивительно, что с уловистого места следовало несколько поклёвок и уж если «ураган» цеплялся, то сходов не было. Из – за этой мёртвой хватки шесть рыб пришлось взять на котёл, но штук десять, пошли догуливать своё «ставридовое», в столь странных тропических метаморфозах.


Мы их как положено на Гавайях приготовили рыбу в ананасно – банановом соусе с жареным репчатым луком, порезав еще на тарелку дольками местные манго и авокадо. Про томаты забудьте — местные помидоры по вкусу не отличаются от газонной травы. Но вот здоровенный ананас легко съесть целиком и не насытишься, особенно если он идет под белое вино и «хули – чикен».


На прилавках продуктовых магазинов были выложены морепродукты на любой вкус, цвет и размер. Наверное, по –этому, на добычу креветок вокруг островов и нужна лицензия, а вот до бассов, форелей и ставрид речного помола никому и дела нет. Просто удивительно, но за 10 дней на Кауайе нами не было встречено ни одного спиннингиста, охотящегося за пресноводными трофеями.


Но ведь как верно сказал Слокам – так здорово искать пути в давно открытые страны!
И главное – находить…