С каяком и спиннингом на Голгофе.

Андрей Великанов, 6 Июл 2017

Сразу после приземления,  по зелёному таможенному коридору я споро направился в багажный зал, где тотчас был остановлен долговязым молодым человеком в мышиного цвета костюме и набриолиненной до вороньего блеска шевелюрой.
— И какой размер вашего каяка? – Устало, но всё — таки проницательно поинтересовался чиновник, подозрительно сверливший глазами не габаритную упаковку.
— Четыре метра и тридцать пять сантиметров. – Точно на пионерской линейке отрапортовал я.
— И куда же вы, «my dear friend», путь держите? – Совсем без улыбки спросил он.
— На морскую рыбалку, ведь, как известно у Израиля есть выход к четырем морям – Красному, Средиземному, Мёртвому и Галилейскому (озеро Кинерет).
— А почему вы по нашим речкам не сплавляетесь? – Психолог теперь уже меня точил карими и очень въедливыми глазами. Такие обычно бывают у «гаишников», когда они суют голову в салон твоего автомобиля.
— Да потому, что пороги вашей единственной, нормальных размеров реки — Иордан, не входят в мои сегодняшние планы. – Я начинал уже не вдруг раздражаться, даже красные пятна проступили на лице. — Да и рыбалки там вовсе нет.
Каяк я вез рейсом из США и после тамошнего либерализма был совершенно не готов к такому странному повороту событий прямо в столичном аэропорту.
— А почему не входят? – Упорствовал израильтянин. Кстати, сколько метров ваш каяк и из какого материала он сделан?
— Да говорил я уже – 4.35 метра! А про ткань не имею понятия, точно знаю, что сделан он не из дерева!

Про плотность ПВХ я даже не хотел упоминать, дабы не завести наш «дружеский» диалог в самые дремучие джунгли.
— А другие хобби у вас есть и в каких странах изготовлены имеющиеся в этом тубусе рыболовные снасти?
— Все ???? – В отчаянии проблеял я. – Это, наверное, новогодняя шутка.
— Все – все! – Вдруг громко зарычал аэропортовский чекист – Юмористы работают в Израиле в другом департаменте.
Эта словесная драма, один в один в стиле шахматного поединка Корчной – Карпов, продолжалась без малого минут сорок. Причем местный спец оказался не шибко сведущим в рыболовном преферансе – когда я принялся перечислять приманки с расшифровкой по унциям, да еще назвал тест удилищ в фунтах, он основательно «поплыл» и для приличия сделал вид, что окончательно поверил — я именно тот персонаж, физиономия которого обозначена в паспорте.
Вот так прозаически начинается очищение души беспечного каякера на Святой Земле. Говорят, что пару лет назад один из крупных Российских чиновников на вылете из страны принялся вслух возмущаться подобным пристрастным допросом. В результате так и остался на сутки куковать в столичном аэропорту – не помогли даже звонки из канцелярии премьера.
Зато защищенность от терроризма в аэропорту имени Давида Бен – Гуриона (это первый премьер министр Израиля), признана самой лучшей в мире. Думаю, что и в целом по стране к вопросам «секьюрити» относятся серьезнее, чем где -либо в мире.

Уже позднее, опытные паломники посоветовали — после приземления в Тель – Авиве, надо всегда быть спокойным и бесстрастно отвечать: не был, не знаю, родственников нет, еду отдыхать в курортный отель…Или, например, жениться в Яффе, древнейшем на планете поселении.

На самом то деле я вёз с собою вовсе не классический каяк. То был двухбалонный 27 килограммовый «Paddle Ski» — рыболовный катамаран американской фирмы «Sea Eagle» грузподъёмностью 400 кг и рассчитанный на двух взрослых человек. По правде говоря, его размер был 4. 20 метра, но по недоразумению выпалив сразу не ту цифру на инквизиторском допросе я мудро и далее принялся врать в том же направлении.

Этот катамаран можно укомплектовать 3 сильным подвесным мотором, что очень кстати при морской ловле на дорожку. По весовым и эксплуатационным характеристикам тут идеально подходил 12 килограммовый двухтактник «Mercury 3.3». Представителей других брэндов на Земле обетованной мне попросту отыскать в мировой паутине не удалось. Но, к величайшему огорчению Йорам Блюм – тогдашний Израильский дистрибьютор этой марки американских движков, полностью проигнорировал все мои инициативы о возможном сотрудничестве. Так что, уважаемые коллеги, подобно Библейским братьям Петру и Андрею, пришлось рыбалить и передвигаться по воде исключительно с помощью мускульной силы и изобретательности. Как говорится, чистый спорт. Тем более, что по давней традиции я никаких туров «Посетите Израиль» не покупал и не обращался за каким – либо советом к местным «аутфитерам». Предварительно работал только с картами, книжками, да всемогущим молчаливым плутом – интернетом.
Ни в одном путеводителе об этой крохотной стране вы не найдёте и упоминания про любительскую рыбную ловлю на море, не поможет и вроде всезнающий блудливый интернет, где в лучшем случае любознательный мальчик Моня

прочтёт о ловле карпа в Галилее или о нужном месте постановки сетей под Хайфой или Ашдодом. На одной рыболовной страничке наткнулся и вовсе на замечательную рекомендацию: «девчонки только в Эйлате можно поймать три оргазма за ночь!»
Карпятников я очень уважаю, но после опыта работы по выпуску и отлову производителей в нагульных прудах ГосНИОРХ в Ропше, карп как спортивный объект для меня навсегда угас. Но вот три оргазма звучало очень клёво.
Как вы уже, наверное, догадываетесь, нигде не нашёл я и ссылок на Израильские правила любительского рыболовства и нормативные акты о пользовании плавсредствами. Толстенные справочники в один голос не рекомендуют лишь устанавливать палатки в неохраняемых местах. Так что путешествие в этот раз было безо всяких подмалёвок проходило по категории «отдых дикарем».

Машины, дороги, безопасность и пустыня Негев.

Взять машину на прокат в Израиле – пустяковое дело, надо лишь проверить все царапины и положенные по списку причиндалы, иначе тебе по возврату авто на иврите такого понапишут, что и золотой кредитки покойного Туркменбаши не хватит. Конечно, не каждый раз такое случается, но прецеденты были.
От Тель – Авива до Эйлата 354 км по асфальту, сначала прямиком до Мёртвого моря, расположенного на 400 метров ниже уровня мирового океана, а после по довольно узкому шоссе № 90, точно приплюснотому пустыней Негев к границе с Иорданией. Длина моря 85 км, а содержание минералов и солей где-то в 10 раз превышает океаническую. Учёными тут обнаружены всего 3 вида живых организмов, да и те – бактерии! Плотность воды такая, что здесь можно спокойно лежать на воде и читать книгу.


По пути на юг проезжаешь знаменитую крепость Масада – последний оплот иудеев в войне против Рима, символ преданности свободе и непоколебимости Израильтян в достижении общей цели. Чуть позже, всего в 24 км от крепости, вы оставляете справа отворотку на городок Димона, где расположен их ядерный центр с приличным запасом атомных бомб. Об этом вам с гордостью расскажет любой местный попутчик или заправщик на АЗС.
Цивилизованному иностранцу на Израильских дорогах в начале не очень уютно, но после России, где трасса является узаконенной зоной боевых действий, где от врага можно ожидать любого подвоха, ты вписываешься в знойный дорожный колорит точно острый нож в сливочное масло. Немного пугают сперва лишь автомобили с мигалками – они включены всегда, даже когда полицейский кушает в придорожном Макдоналдсе.

Иудея всегда находилась в состоянии войны, не изменилось ничего и в наши дни, когда увидеть автоматчика или блок – пост на хайвэе есть сама жизнь, а не придуманная Голливудская мистификация. Опытные путешественники уверяют, что на пустынных израильских дорогах всякое может произойти. Подтверждаю – может! Однажды ночью в горах под Арадом целых полчаса на скорости 120 км. в полуметре от «жопки» моего крошечного «Шевика» висела раздолбанная тачка с пятью угрюмыми бородачами внутри. Но невдомёк было разбойникам, что все мы прошли отменную школу «подстав» в начале девяностых и в такой ситуации никак нельзя пропустить хитреца вперёд, плюс к тому следует периодически нажимать на педаль тормоза, не забывая конечно давить при этом и на газ. Но это я так, к слову, вдруг кому пригодится.
В целом же Негевские пустынные пейзажи довольно скучные и однообразные, подобно последним речам генсека Брежнева на партийных сходках.

Палатки, буза и диковинные снасти.

Расположенный на Красном море курортный город Эйлат так расслабляет странника отменной погодой, вкуснейшей едой и безалаберностью, что забываешь в какой стране и в какое время находишься, ведь в царстве вечного лета не увидишь ни пейсатого еврейского ортодокса, ни услышишь и шабатной тишины – по субботам. Тут всё движется в привычном во всем туристическом мире темпе и режиме, а в многочисленных уличных забегаловках можно за 12 шекелей отведать бесподобный фалафель, вкуснейший цимес с мясом или омлет с лупоглазой сельдью.


Даже не верится, что лишь 50 лет назад здесь на медных рудниках трудился исключительно преступный элемент, а лица европейцев видели лишь на газетных вырезках.
У Израиля всего скромные 16 км береговой линии Красного моря плотно зажатые в крепкие арабские тиски. Если смотришь вниз на Эйлатский залив от блокпоста с усталыми загорелыми автоматчиками, что на въезде в город с 90-ой дороги , то слева к туристическим многоэтажкам Израильского курорта щека к щеке прилепился Иорданский город Акаба, а вот справа хмурится скалами уже полновластный хозяин Синая – Египет. Во всяком случае, именно так считают египтяне, никогда не слышавшие про вышеупомянутую Демону.


В этой то части залива и находятся три диких пляжа, где возможно без проблем спустить на воду надувное плавательное средство и бесплатно поставить палатку. Лучший из которых с точки зрения подъезда к воде и отсутствие острых камней это крохотный кусмондырик песочка по имени А-Шакет, расположенный сразу за выездом из Эйлата в сторону Египта. Тут — то на песке можно без боязни и поставить палатку на ночь. К несчастью практически все дикие пляжи в Израиле, даже по нашенским Валдайским меркам, прилично замусорены, что видимо у иудеев совсем не относится к порокам или дурному поведению.


Местные бедуины, арабы и евреи, что разбили палатки и шатры неподалеку на удивление не приставучи, хотя и громко бузят до трех утра по соседству с нашей двухместкой.
Более спокойно и так же бесплатно можно заночевать и в кибуце, что соответствует понятию совхоз. Но за это вам придется четыре часа собирать с куста помидоры или еще иной «сельхозпродукт» в общий социалистический котёл. Если же хочешь растянуться на чистых простынях совсем цивилизованно, то тогда пристально ищи на карте Научную полевую станцию. Они разбросаны по всей стране и принимают на постой школьников, студентов, да, впрочем и любого запоздалого не организованного путника. На деле полевая станция и есть самый настоящий кемпинг с чистенькими комнатами, горячей водой и таким мощным и калорийным завтраком, что если кушать всё подряд, то за неделю прибавишь в весе ровнёхонько на один брючный размер. Пожалуй, в чём превзошли Израильтяне остальной мир, так это в количестве, качестве и разнообразности ресторано – столовского меню и просто Мейерхольдовских кухонных изысках.
Наибольшая ширина Красного моря – 250 км, Эйлатский же залив совсем гном, тем не менее именно тут расположен уникальный коралловый риф идущий практически от самого берега до 25 метровой глубины. Здесь обитает более 1000 видов диковинных рыб из которых 130 являются эндемиками. Это одна из самых красивых и легко доступных коралловых колоний на Земле, где можно наблюдать за необычайно красочным подводным миром даже с простой маской и трубкой без акваланга и спецснаряжения, ведь кое – где риф находится всего на двухметровой глубине!


Вдоль моря повсюду видны таблички, с перечеркнутой жирной красной полосой рыбкой и крючком. На аншлагах запрещающие надписи на трёх языках: иврите, английском и русском.

Но аборигены беззастенчиво ловят рыбу именно этим способом, насаживая на крюк опарыша или какого — то многощетинкового ползучего гада. Правда рыбалят на такую снасть, что я не видел и в далёком совдеповском прошлом в глухой деревушке Кулой, что в Пинежском районе Архангельской области – кое кто ловит 10 сантиметровых султанок намотав леску прямо на ладонь или же привязывает миллиметровый монофил к деревянной рейке.

Ну а если видишь в руках спортсмена стеклопластиковый телескоп за 10 долларов, то эта птица будет уже самого высокого рекреационного полёта.


Когда я вытащил из сумки блестящий золотом шимановский «Stradic 6000» и 3 секционный углетканный «G.Loomis Escape», то в глазах окружающих был если не Мессией, то уж явно его первым заместителем. В те секунды, валявшиеся прямо у моря на цветных подстилках и покуривавшие кальян бедуины затаили дыхание и словно ждали, что к обладателю вышеупомянутых снастей любая рыба сама выйдет из пучин, стоит лишь захотеть!


Надувнушка развязывает руки и даёт возможность с воды разглядеть сумятицу берегового шанхая и сразу становится ясно, что ровно половина драгоценнейшей береговой территории занята портовыми постройками и складскими ангарами. С дороги туда не сунешься – заборы с колючкой и охрана, но на каяке причалить к грузовому пирсу сущий пустяк. Тут не составляет труда и настрелять слингом рыбы, что без перерыва плодится в Красном море, точно в аквариуме с круглогодичными температурами от 20 до 30 градусов. Надо лишь помнить, что многие виды рыб для защиты от врагов используют всевозможные шипы, колючки и яды. Против всей этой мерзости приходится одевать перчатки и неопреновый костюм, а для подводной охоты использовать пояс с грузами. Напичкан стрекательными клетками и упомянутый выше коралловый риф. Если по неосторожности порежешься об этих колониальных беспозвоночных, то рана будет заживать недели три! Данный научный факт был с успехом проверен на собственном опыте.


На дорожку в израильских водах ловить сложно – чуть отплыл не туда и уже в нейтральных водах, да честно говоря и не уютно из за постоянного пристального внимания береговой охраны одной или другой страны.

Тем не менее мы честно пару раз отбарабанили вёслами и двухсекционными воблерами «Bomber» американской фирмы «Pradco» от Египта до Иорданского Хашемитского Королевства. Конечно без ухи и барбекю мы с Леной не остались, но в процессе ловли чувствовали себя по меньшей мере челноками знаменитого Колумбийского наркокартеля.


Наблюдая под водой за поведением губанов, каранксов, султанок и попугаев, хорошо понимаешь, что здешние хвостатые «тет на тет» отменно знают образ подводного охотника и улепётывают от человека прочь как очумелые. В таких ситуациях главные твои козыри в прикупе — это опыт, экипировка, а раз уж мы находились на Святой Земле, то и своевременное упоминание какой-то матери…

Нобелевские лауреаты или как я ловил тунца.

Средиземноморский Ашкелон — последний крупный населённый пункт у сектора Газа. Отдыхающих тут нет, зато песчаных пляжей и развалин оставшихся ещё от могучей Римской империи сколько душе угодно — и на берегу и под водой.


Здесь наконец то увидел местных подводных охотников, но опять же и примитивные остроги, вулканизированные ласты и заштопанный и проклеенный неопрен поражали воображение – такую экипировку я видел лишь в беднейших Африканских странах. В этом ракурсе в стране явно просматривался громаднейший рыболовный тупик. Очень жаль, что и Библия, и Тора обошли вниманием рекреационные вопросы. Может где – нибудь и затерялась рыболовная страничка?
Хотя в целом количество удильщиков на душу населения довольно многочисленно, впрочем, так же как и сеточников – чуть отгребёшь от города и напарываешься на допотопные сетки или зачаленные груза.


Израильские рыболовы прямо с пляжа на закидушку охотятся за пеламидами, султанками и матросами – или полосатики (на английском эта рыбка и вовсе называется сержант-майор). На крючок насаживают креветку, либо земляного червя из Китая (10 шекелей за 100 гр.). Богатенькие еврейские Буратино используют длиннющие телескопы с безинерционкой, а те, кто кожей и рожей не вышел запросто руками раскручивают леску со свинчаткой на конце. Забрасывают не хуже обладателей «палок»!

Повсюду видны и ставные сети, которые местные иногда заводят даже вплавь! Бедность рыболовном сегменте жизни чувствуется во всём и если на транце у тебя стоит двухтактная сороковка, то ты уже орлом смотришь на окружающие молекулы и вальяжно ощущать себя Абрамовичем на «Пелорусе».


Спиннингиста за полмесяца странствий встретил всего одного, да и то философски — придурковатого. Он споро брёл вдоль прибоя и раз за разом забрасывал в полутораметровую волну 10 сантиметровый плавающий воблер со здоровенным поплавком вместо груза. Заброс выходил слабый – максимум метров на тридцать. Этим же макаром забрасывают сухие мушки у нас на северах при ловле хариусов, форелей и кумж в летнее время. Называя при этом такой способ ловли почему — то бытовым нахлыстом.
— Что же ты ловишь в таком сильном прибое на блесну? – Удивлённо поинтересовался я.
— Разве ты не видишь, — брови коренастого израильтянина тотчас взлетели кверху, — я ловлю тунца!
???? – Мне казалось, что тунцовые должны водится несколько поглубже.
— У нас в стране в ноябре тунец подходит прямо к берегу. В этой части моря он довольно крупный – Добродушно пояснил приезжему идиоту полноватый ашкелонец. Как известно, Израильтяне абсолютно уверены, что прочие народы с трудом ориентируются в понятиях современного мира.
— И сколько же ты поймал тунцов?
— Пока ни одного, но какое это имеет значение, главное процесс! – Важно и назидательно ответил рыболов.
На тот момент я ещё не прочитал рассказика Эфраима Кишона о бродячем торговце пуговицами и шнурками всегда ходившего с пустой коробкой – «всё равно никто ничего не покупает, но ведь в жизни надо чем — то заниматься?»
От Ашдода до Палестинских территорий для вейкбордиста и каякера полное раздолье – идеальные песчаные пляжи и практически нет народу.


На дорожку на весельной тяги ловить муторно, ну черт бы с метровой волной, но вот течение, что обнаружилось южнее национального парка Ашкелон всё время несёт тебя в сторону воинственных палестинцев и обратным галсом приходится изо всех сил грести в холостую, ведь воблер при такой скорости совсем не играет. Опять же выручает 17 сантиметровый « Bomber» — «Magnum Long A» провоцирующий тунчиков на трёхметровой глубине даже на такой маленькой скорости и конечно же не в прибойной волне. Ловили мы рыбу в пятницу вечером, то есть в шабат когда все магазины закрыты. Об этом мы не подозревали и, не пошли нам проведение нужный хвост и размер, остались бы без ужина. Причем та заветная кефаль три раза подходила на убойное расстояние. Два раза я промахивался, а она снова возвращалась. Вот и не верь после этого, что Бога нет…
На Средиземноморье дикарю – путешественнику живется вольготно и уже сам выбираешь, то ли запечь с луком в фольге кого – ни будь из скумбриевых или тунцовых, или же сделать отменное «хе» из кефали и рыбы – козла собственноручно добытых чуть севернее пирса Каца.


Средиземное море здесь никак не назовёшь лазурным – всё время встречаешь полиэтилен, куски бумаги и прочие атрибуты человеческой деятельности. Объяснить это легко, ведь до перенаселённого и сплошь безработного сектора Газа всего 10 км.


Кстати Ашкелонская полевая станция хоть и обозначена на картах, но уже пару лет закрыта. Нету здесь и охраняемого кемпинга или мотеля и если хочешь поставить палатку, делать это надо так, чтобы чужак не доглядел. То есть ставить палатку уже в сумерках, а утром полностью собирать лагерь – по всему чувствуется, что в этой части страны жизнь для неорганизованного туриста всегда будет очень «неспокойной».


Побывал наш каяк и в Святом городе именно в те дни, когда кипели страсти по поводу низложения за махинации с церковной землёй первоиерарха православной Иерусалимской церкви Иринея I (вместо него сейчас интронизировали блаженнейшего патриарха Феофила III).

Со спиннингом поднялся я и на Голгофу, которая оказалась вовсе и не горой, а несколькими каменными ступеньками в закрытом помещении. Коснулся Пупа Земли, переступил порог Судных Врат, полюбовался собственностью Русской духовной миссии и тщетно пытался припарковаться в армянском секторе старого города (естественно машины там ставят лишь армяне). В общем произвёл те обыкновенные действия, что совершает любой вновь прибывший в Иерусалим путешественник.


И тут окончательно стало ясно, что хоть паломническая надувнушка и быстроходный фрегат под именем «Религия» единовременно причалили в городе царя Давида, но находятся в абсолютно  разных пространственных плоскостях мироздания. Но побывать и в Израиле, и в Иерусалиме обязательно надо каждому человеку, настолько все там близко и понятно во всяком случае россиянину. Можно даже без спиннинга и каяка, хотя вот слинг я бы прихватил в такое путешествие при любых раскладах.